Матвей Полушкин. Рассказ "Старик и горе"

Ответить
Сообщение
Автор
Аватара пользователя
Игорь Углов
Сообщения: 507
Зарегистрирован: 17 окт 2019, 14:21
Откуда: Санкт-Петербург

Матвей Полушкин. Рассказ "Старик и горе"

#1 Сообщение Игорь Углов » 18 окт 2019, 07:18

Давно ушли времена, когда он мечтал. Но хуже было другое: у него пропало само желание мечтать… Почему же так случилось?
С годами он всё реже представлял себе светлое будущее, за которое он, Хуан Перес, в то время молодой портовый рабочий, боролся с винтовкой в руках и мачете за поясом под руководством братьев Кастро Рус и легендарного Че Гевары. Сперва он видел будущее не только когда мечтал, но и наяву. Он видел его в глазах крестьянских детей, когда после зачистки Эскамбрая от бандитов выучился грамоте у Габриелы и уже сам участвовал в кампании по ликвидации неграмотности. Потом когда строил жилые дома, больницы, фабрики и видел, как радуется народ, обретая чувство хозяина своей страны. При его активном содействии Республика Куба, следуя заветам великого Хосе Марти, превратилась из притона мафии и публичного дома США в настоящий «остров Свободы» Латинской Америки. Мечты становились явью в те моменты, когда он, простой кубинец, ощущал своё человеческое достоинство и гордился собой как гражданин.
Но по мере того, как жизнь входила в привычное русло, всё менялось. Мечты о будущем, реализованные из-за жестокой блокады лишь отчасти, становились всё более тусклыми и зыбкими. Потом они и вовсе начали сливаться с тем, что взамен подсовывала услужливая память. Как ни старался, он больше не видел будущего. Он уже не видел того, чего в настоящем нет, но что обязательно должно быть и будет, потому что так решили товарищи по партии. Энтузиазм в народе и среди партийцев иссяк. Революционный романтизм «бородачей» выдохся. Вернулись казалось бы изжитые, но как выяснилось, вечные людские слабости и пороки. На обрюзгшие лица некоторых заслуженных партийцев стало неприятно смотреть. Со всех сторон лозунги кричали: «;Vencer es nuestro deber!», «;Nuestro deber es luchar!» и т. п., но люди уже не обращали на них внимания. Между тем, воспоминания Хуана, из которых исчезли боль и страдания, лишения и тяжёлый труд, подменили ему провидение великого идеала. Память о славно прожитых годах вытеснила несбывшиеся мечты. Он и не заметил, как прошлое стало для него будущим, а будущее – прошлым.
Нет, жизнь прожита не зря… Жаль, не получилось создать семью. Габриела, его верная подруга и боевой товарищ по революционным годам, погибла. Её зарезал сторонник «эскамбрайских оборотней» 20 июня 1965 года в деревушке на реке Агабама к востоку от Сьенфуэгоса. Утром она учила детей, вечером – взрослых. И так три года подряд! За что её убил этот недобитый бандит? За то, что благодаря ей крестьяне начинали смотреть на мир другими глазами и уважать самих себя? Её посмертные награды, медаль «Грамотность» и орден «Мариана Грахалес», Хуан бережно хранил в ящике старенького письменного стола вместе со своими наградами, которых у него было немало. Кроме них и тесной однокомнатной квартирки, он ничего не заработал. Да, ничего, собственно, и не хотел. Вся его жизнь прошла в борьбе.
Даже выйдя на пенсию, Хуан не прекращал бороться за то, чтобы сохранить завоевания кубинского народа. Вот уже пятнадцать лет он работал в CDR – Комитете защиты революции своего района. Помогал ветеранам войны и труда доставать материалы для ремонта квартир, улаживал бытовые конфликты соседей, призывал к ответственности тех, кто клеветал на социализм и его вождей. Работы всегда хватало и, к сожалению, меньше не становилось. Национальное руководство Комитетов защиты революции наградило его знаком отличия «28 сентября», а три года назад он получил медаль «За защиту Родины и единство района» от правительства.
Но горевал Хуан Перес не о том, что у него не сложилась личная жизнь. В конце концов, родная сестра оставила ему племянницу и племянника. Племянник Диего, толковый малый, защитил диссертацию по юриспруденции в Гаванском университете, стал лауреатом премии «Хуан Маринельо» в области культурных исследований, а потом вдруг эмигрировал в США. Отношения с ним прервались. Зато с племянницей Лусией и её сыном Пабло, которые жили неподалёку в Матансасе, он, дядя и «дедушка», постоянно встречался. Они всегда с радостью помогали другу другу.
Нет, горе Хуана Переса залегало совсем на другой глубине. Дело, которому он посвятил свою жизнь, за которое боролся, не щадя сил и нервов, оказалось теперь под угрозой. Да, он – убеждённый коммунист. «Основы социализма на Кубе» Блас Роки, сборники речей Фиделя и Рауля Кастро – его настольные книги. Время от времени он с интересом их перечитывает. И всё же здравый смысл, за который его так ценили товарищи, подсказывал: страну ждут серьёзные перемены. Не только потому, что Фидель ушёл в мир иной, а Рауль уже не первое лицо в государстве, но и в силу объективной необходимости. Он понимал: кубинское общество действительно нуждается в реформах. Требуется обновление многих областей жизни. Но Хуана мучили каверзные вопросы: кто и как будет проводить реформы? Чем они обернутся в конечном счёте для кубинского народа? Не получится ли так, как получилось в России после распада СССР?
Ведь там «младореформаторы» предали коммунистические идеалы. Молодые предали своих стариков, отправив их на свалку истории, в переносном смысле, а в буквальном – доживать на помойках. «Гранма» писала, что за последнее десятилетие ХХ века население России сократилась почти на 10 миллионов. Чудовищно! Предали русские и всех союзников по социалистическому лагерю. В том числе и Кубу, самую бедную из социалистических стран. Какие лишения перенесли кубинцы в эти годы, знают только они сами… Россия-то с тех пор поднялась. Огромная страна, богатая природными и людскими ресурсами. У неё огромный потенциал. А у Кубы?…
Теперь и новые кубинские руководители приступили к реформам. Пока они осторожничают. Но что будет дальше? Последствия их первых шагов вызывают у него тревогу. За примером далеко ходить не надо. Его Пабло стал «челноком». Берёт деньги у друзей и знакомых в долг и привозит товары из России. Недавно уже третий раз побывал в Москве. Привёз много полезных вещей. Их не достать и в Гаване. Лекарства, запчасти к автомобилям, мобильные телефоны, всякие ноутбуки… Наверно, должен остаться в прибыли.
С одной стороны, это хорошо: деньги-то нужны, никто не спорит. С другой стороны, это плохо: парень был комсомольцем, а стал коммерсантом. Конечно, в торговле самой по себе нет ничего страшного. Но под её влиянием зарождается культ денег. Деньги превращаются из средства в самоцель. К чему это может привести? К такому же капитализму, как и в России? К тому, что народ забудет высокие благородные цели?
Хуан Перес знал: когда деньги становятся высшей ценностью, в обществе не остаётся ничего, что бы не продавалось и не покупалось. Нет, современная Россия не может быть примером для Кубы. Если Куба пойдёт по российскому пути – а это путь контрреволюции, предательства идеалов социализма, – она быстро растеряет свои завоевания и, в конце концов, утратит самое дорогое, что у неё есть: независимость, суверенитет. Тогда кубинский народ, соблазнённый «золотым тельцом», превратится в стадо потребителей и предастся разврату, ещё более подлому и омерзительному, чем во времена второго правления Фульхенсио Батисты. И за что же тогда он, Хуан Перес, боролся всю свою жизнь?
Хуан подошёл к книжной полке и взял в руки потрёпанную книжицу. Это был рассказ его друга Эрнеста Хемингуэя «Старик и море». Было в нём что-то глубоко верное. Да, скорей всего акулы капитализма сожрут кубинский социализм, подобно тому, как настоящие акулы сожрали гигантского марлина, пойманного стариком Сантьяго. Тут уж ничего не поделаешь…
«Пусть так, - с горечью подумал Хуан, - Однако остов рыбы, её огромный скелет Сантьяго всё-таки дотянул до родного берега. Мы, кубинцы, народ добродушный, но упрямый и гордый. «Папаша» Хемингуэй это верно подметил. Наш суверенитет мы никому не отдадим! Никаким акулам! Подавятся они им!».
Но здравый смысл вернул его к горестным мыслям: «А кому нужны обглоданные рыбьи кости? Какой прок от этого несчастного скелета? Выставить его что ли в музей? И назвать «Музей кубинского социализма»?»
Старик открыл дверцу маленького покосившегося шкафчика. Достал из неё покрытую пылью бутылку семилетнего рома «Santiago de Cuba». Сегодня ему 85 лет. Сегодня можно. Пусть и с горя!
Торренс. Центр радиоэлектронной разведки ВМФ СССР "УС Платан", весна 1983 - весна 1985.

Аватара пользователя
Виктор Березовский
Сообщения: 87
Зарегистрирован: 17 окт 2019, 21:36
Откуда: Санкт-Петербург

Re: Матвей Полушкин. Рассказ "Старик и горе"

#2 Сообщение Виктор Березовский » 18 окт 2019, 21:27

Круто....
Нарокко 1977нояб.-179май. Авторота, Комендантский взвод.

Ответить